Без права на жизнь
Стена



Автор: Евгения Сибирцева
Чего только не приходится делать людям с ограниченными возможностями, чтобы выжить - расширять в квартирах дверные проемы, спускаться на кресле-коляске по лестнице, прикрепив себя к стене тросом, мастерить подушки для кресла-коляски из сидений старых автомобилей, ездить по дороге рядом с машинами, когда из-за бордюра не попасть на тротуар… В Вологодской области это не считается
нарушением прав инвалидов.

«One size»
Выданные в Фонде соцстраха кресла-коляски у некоторых людей с ограниченными возможностями валяются в гараже – они им не подходят. Так происходит потому, что в вологодских бюро МСЭ технические средства реабилитации (ТСР) часто не подбираются индивидуально, как положено по закону, в итоге в Фонде соцстраха закупают для инвалидов с разными потребностями одинаковые кресла-коляски. Это как если бы нескольким людям с разными размерами обуви выдали сапоги одинакового размера и сказали: «Идите».

Роман Ханов из Вологды так и не смог пользоваться первым креслом-коляской, которое ему выдали – это было физически невозможно. О том, что технические средства реабилитации должны подбираться индивидуально, он тогда еще не знал.
Когда я первый раз обратился в МСЭ, мне сказали, что в индивидуальной программе реабилитации (ИПР) пишется только тип коляски, ни грузоподъемности, ни ширины сиденья, ни других характеристик якобы вписывать нельзя. Это я уже потом, когда пообщался с другими инвалидами, узнал, что можно, и постепенно стал просить включить в ИПР те функции кресла-коляски, которые мне требуются для жизни, - рассказывает Роман.
Роману, как и Юре, и Свете, пришлось не раз обращаться в прокуратуру, только после этого врачи МСЭ прописали ему в ИПР некоторые характеристики – параметры кресла-коляски, которые подходят для его телосложения, и складную спинку. Но отказались вписать регулируемую подставку для ног.
Чтобы представить, как я сидел в том кресле-коляске, вы сядьте и подогните ноги под себя. И колени затекают, и сидеть неудобно – такое ощущение, что ты вперед сейчас упадешь, - рассказывает Роман о «минусах» выданного ему кресла-коляски. - И дома на ней было не проехать – она во все косяки дверные упиралась, громоздкая очень, больше метра длиной.
«Мне выдали самую дешевую подушку, я посидел на ней, образовалась рана, я ее потом полтора месяца залечивал»
Удобное кресло-коляску, с которым можно жить, Роману Ханову пришлось покупать самому.
Она компактная, складываются и спинка, и рама, поэтому я сам могу ее собрать и убрать в автомобиль и положить на соседнее сиденье, а потом достать и разобрать, - описывает Роман функции, без которых ему было бы не обойтись.
Без дела у Романа валяется и противопролежневая подушка для сиденья кресла-коляски, выданная государством.
Мне выдали самую дешевую подушку, я посидел на ней, образовалась рана, я ее потом полтора месяца залечивал – ни сидеть, ни передвигаться не мог. Ведь можно же было указать в ИПР какие-то параметры подушки, чтобы выдали более качественную, которая подходит для человека моего веса и с моей травмой, - аргументирует Роман.
Роман Ханов: "Вырезал вот эту часть сиденья, которая на схеме выделена сиреневым прямоугольником, а чехол взял с противопролежневой подушки, которую выдают в ФСС - поролон там некачественный, а чехол нормальный"
А жить как-то надо… Роман смастерил себе подушку для коляски из сиденья от старого «газика», ей и пользуется уже несколько лет.
Четыре года нарушались мои права , и это ведь никак не компенсируют. Вот когда государству кто-то должен деньги, там с него и пени, и штрафы возьмут, а тут – ничего, - удивляется Роман.
Странные консультации
Удивительный факт: несмотря на то, что у бюро МСЭ и отделений ФСС абсолютно разные функции (первые должны прописать в ИПР то, в чем человек нуждается, а вторые – закупить прописанное), специалисты МСЭ в Вологодской области почему-то иногда… консультируются с сотрудниками ФСС, что можно прописать в ИПР, а что – нет. Об этом NewsVo узнал от людей, пользующихся инвалидными колясками.
Мне нужна была у кресла-коляски складная рама, чтобы я сам мог убрать его в автомобиль. Эксперты МСЭ ее ни в какую не хотели прописать. Я настаивал, тогда они сказали, что сейчас позвонят в Фонд соцстраха и спросят, можно ли включать в ИПР такую характеристику у кресла-коляски. Врачи звонят в ФСС, спрашивают, можно ли вот это сделать для больного или нет. Вот так у нас все странно происходит, - рассказывает Роман Ханов. - Сотрудники ФСС ответили экспертам МСЭ, что складную раму можно не вписывать, потому что, мол, у них и так есть приказ свыше и они сто процентов обязаны закупать кресла-коляски именно со складной рамой . В итоге складную раму мне так и не вписали. А когда дошло дело до закупки, мне звонит сотрудник Фонда соцстраха, чтобы обговорить детали, предложила мне вариант кресла-коляски, я посмотрел в Интернете – а у этой модели рама нескладная. Я ей говорю об этом, а она мне: «А у вас в ИПР складная не вписана»
А когда Светлане Мастерских в Бюро МСЭ № 2 в Череповце отказались прописать кресло-коляску с вертикализатором, которую ей рекомендовал врач-невролог, руководитель бюро Галина Коробицына сказала, что ничего не будет прописывать без приказа сверху и что эти вопросы решаются с участием ФСС.
Фрагмент аудиозаписи медэкспертизы:
Светлана Мастерских: А были такие случаи, что получали от главного разрешение?

Галина Коробицына: Так они решают там индивидуально... Вот она (ред. – речь идет о руководителе экспертного состава № 1 в Вологде Галине Кутумовой), например, ничего не решит, я даю вам 100%, она соберёт все бумаги, пойдет к главному эксперту области, к юристам… далее эти юристы соберут главного с Фонда социального страхования, и этот вопрос они будут там решать, а потом нам что-то прикажут. Вот что мне прикажут, и я буду так делать…
Роман Ханов:
- В принципе, чтобы подобрать кресло-коляску и обеспечить им, все уже есть: есть методические рекомендации по подбору ТСР, разработанные нашими российскими учеными-докторами медицинских наук, ратифицирована международная Конвенция о правах инвалидов, конституция РФ разрешает и обязывает применять международный опыт, соответственно, методические рекомендации ВОЗ тоже можно применять. Но у нас в вологодских отделениях МСЭ и ФСС говорят, это всего лишь рекомендации, и они, мол, не обязаны их исполнять. Вся поддержка государства сводится к нулю при таком исполнении своих профессиональных обязанностей отделениями МСЭ и ФСС. Они трактуют законы так, что там нет ни человеческого отношения, ни здравого смысла. Почему юридические отделы МСЭ и ФСС преследуют только интересы организации и не важно, что ущемляются права граждан? А должно быть наоборот, это же государственные организации, они должны исполнять Конституцию РФ, законы РФ и международные соглашения.
Нет человека – нет проблемы
Сколько в Вологодской области людей с ограниченными возможностями, пользующимися инвалидными колясками, неизвестно. По словам председателя правления Вологодской городской общественной организации инвалидов Максима Выдрова, такой статистики нет. Это подтвердили и в Департаменте соцзащиты населения Вологодской области. Государство «считает» лишь тех, кто обращается в МСЭ и ФСС. Как заявила в сентябре 2015 года на заседании суда сотрудник ФКУ "Главное бюро медико-социальной экспертизы по Вологодской области" Ирина Кокарева, в обеспечении креслами-колясками нуждаются более 1000 человек – но это лишь те, кто пришел к ним за ИПР. На самом деле таких людей гораздо больше.

Однако тех, кто как Юрий, Светлана, Василий и Роман пытаются отстоять свои права, немного. Об этом можно судить даже по количеству жалоб – как нам сказали в пресс-службе областной прокуратуры, такие случаи единичны. Неудивительно, ведь чтобы попытаться что-то получить от государства, нужно знать о том, что тебе положено, а в бюро МСЭ людям об этом не рассказывают, и большинство из них просто не в курсе, на что имеют право по закону. Если ты не продвинутый пользователь Интернета и не знаком с «просвещенными собратьями по несчастью», считай, что государство о тебе даже не вспомнит. Да и на борьбу хватает сил не у всех, особенно когда не можешь похвастаться здоровьем.
Устают люди воевать, все время приходится бороться с системой, не каждый выдержит, - говорит Максим Выдров.
Статистика по людям на инвалидных колясках не ведется и на федеральном уровне. Судя по вышедшему 7 июля 2016 года Перечню поручений по вопросу обеспечения инвалидов техническими средствами реабилитации, который утвердил президент РФ, задумались об этом лишь недавно. В перечне поставлена задача сформировать «систему статистического учёта инвалидов-колясочников для выявления их потребностей в альтернативных современных технических средствах реабилитации».

А в связи с ратификацией в 2012 году Конвенции о правах инвалидов» в Федеральный закон №181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» внесено изменение, в соответствии с которым с 1 января 2017 года в России должен появиться федеральный реестр инвалидов. Как заявил в декабре 2014 года директор департамента по делам инвалидов Минтруда России Григорий Лекарев, в реестре в том числе будет указано, какими техническими средствами реабилитации пользуется человек, какие были выданы и в какой срок, а также сколько у нас инвалидов-колясочников и кто из них живет на втором этаже и выше и годами не может выйти из квартиры.
Индивидуальный подход только на бумаге
NewsVo попытался выяснить, почему вологжане с ограниченными возможностями не могут получить кресла-коляски, с которыми они могли бы жить максимально полноценно, как гарантируют законы.

В Вологодском региональном отделении ФСС нам сказали, что такие характеристики как способ регулировки угла наклона спинки, амортизаторы и другие они прописывают в техзадании при закупке кресел-колясок только в том случае, если они указаны у человека в ИПР. И тут же добавили, что в ИПР их прописывать нельзя. В общем, комментарий консультанта отдела обеспечения инвалидов техническими средствами реабилитации Анны Мухиной получился довольно противоречивый:

А. М.: У нас имеются рекомендации Фонда соцстраха по формированию технического задания для базовых колясок. Функции колясок мы добавляем в соответствии с ГОСТами. А если человеку требуются какие-то дополнительные функции, их мы прописываем в соответствии с ИПР. Способ регулировки угла наклона спинки – механический или электронный – мы не имеем права прописывать сами согласно нормативным документам.

NewsVo: Амортизаторы вы тоже не можете сами добавить в техзадание?

А. М.: Не можем. И МСЭ не могут прописывать их в ИПР, так как согласно нормативным документам, по которым они разрабатывают ИПР, это тоже не предусмотрено. Нам даны такие разъяснения от Главного фонда ФСС, что федеральный перечень кресел-колясок является исчерпывающим, и сверх того прописывать в ИПР ничего нельзя.
Получается, Главный фонд ФСС дает разные указания своим отделениям в разных регионах РФ, при том, что законы едины для всех? Ведь жителям других субъектов РФ прописывают в ИПР функции кресел-колясок, которые отказываются прописывать в Вологодской области.

И это не говоря уже о том, что разработка ИПР - компетенция МСЭ, а не ФСС. Вологжане с ограниченными возможностями считают, что здесь налицо прямая подмена функций одной структуры другой.

«

- Почему ФСС указывает, что можно, а что нельзя прописывать в ИПР? МСЭ и ФСС - два разных органа, у них разные функции. Разработка ИПР – работа МСЭ, им указывать может только Минздрав или Минтруд и никто более, уж тем более не ФСС, как заинтересованный в экономии средств орган. ФСС обязан в свою очередь выполнять решение МСЭ, каким бы оно ни было, - говорит Светлана Мастерских.

»
К слову, нам удалось найти факты, доказывающие, что специалисты Вологодского регионального отделения ФСС не разбираются в том, что можно и что нельзя прописывать в ИПР (что, впрочем, вполне объяснимо, ведь это не относится к их работе). Например, в 2015 году они отказались обеспечить креслом-коляской с электронной регулировкой угла наклона спинки пенсионера из Череповца, ответив ему, что по закону включать такие характеристики в ИПР нельзя, потому что это, якобы, дополнительная функция. Однако из Федерального Бюро МСЭ пенсионеру пришел другой ответ – можно:
«…на отечественном рынке есть модели кресел-колясок с электроприводом, в базовую комплектацию которых входит регулируемый электроприводом угол наклона спинки и сиденья».

(из ответа ФГБУ ФБ МСЭ Минтруда России от 25.11.2014 г.)
То есть в некоторых моделях колясок эта функция является не дополнительной, а базовой. В итоге обеспечить череповецкого пенсионера таким креслом-коляской Фонду соцстраха все-таки пришлось. Ответ Федерального Бюро МСЭ примечателен не только тем, что он четко обозначает возможность включения в ИПР способа регулировки угла наклона спинки кресла-коляски, но и тем, что в нем есть медицинские показания для указания такого способа регулировки:
«наличие значительно выраженных нарушений статодинамических функций верхних конечностей, препятствующих выполнению действий по механической регулировке угла наклона спинки и сиденья кресла-коляски».

(из ответа ФГБУ ФБ МСЭ Минтруда России от 25.11.2014 г.)
Напомним, такие же нарушения были диагностированы и у Юрия Иванова, и специалисты Главного Бюро МСЭ по Вологодской области видели медицинские заключения с его диагнозом. Но прописать электронный способ регулировки в ИПР отказались.
NewsVo попросил прокомментировать эту ситуацию в ФКУ "ГБ МСЭ по Вологодской области" Минтруда России. Сначала мы поговорили с реабилитологом, а потом – с руководителем-главным экспертом по МСЭ Татьяной Образцовой.

Татьяна Образцова
Мне ваш сотрудник сказала, что нельзя прописывать в ИПР способ регулировки угла наклона спинки сиденья кресла-коляски, т.е. нельзя указывать, что он электронный.

Т. О.: Сегодня мы не прописываем, механический или электронный. Вот сейчас новый проект разрабатывается, и если там будут показания, как нам определить, когда нужен механический, а когда электронный, то мы будем обязательно прописывать, - сказала Татьяна Образцова

Но в то же время мы видели ИПР, где человеку в Вологодском Бюро МСЭ прописали электронный способ регулировки.

Т. О.: У нас всего один человек такой – этот тот случай, когда рекомендовала Москва.

Значит, все-таки можно прописывать электрорегулировку?

Т. О.: Я еще раз хочу сказать, что это случай единичный, и подход индивидуальный абсолютно случился. У нас есть еще несколько дел по электронным регулировкам, которые мы направили с Москву, и если там рекомендуют, то мы внесем исправления в ИПР.
Как видим, специалисты МСЭ в Вологде, зная, что способ регулировки в ИПР вносить можно, не прописывают его, если нет указания свыше. Не вносятся в ИПР и многие другие характеристики кресел-колясок, которые необходимы людям по состоянию здоровья.

В то же время, поговорив с жителями других регионов и изучив закупки ФСС, мы выяснили, что во многих субъектах РФ эксперты бюро МСЭ прописывают в ИПР инвалидов характеристики кресел-колясок, которых нет в Приказе 998н, если они необходимы человеку по медицинским показаниям. А региональные отделения ФСС закупают эти кресла-коляски.
На чьей стороне МСЭ и ФСС?
Позиция Вологодского регионального отделения ФСС и Главного Бюро МСЭ по Вологодской области такова, что закупать за счет средств бюджета можно только те кресла-коляски, которые есть в Приказе Минтруда и соцзащиты РФ 998н. Тот факт, что по закону технические средства реабилитации должны подбираться индивидуально, не учитывается.

Из выступлений в судах сотрудников ФСС в других регионах РФ видно, что денег на закупки ТСР для инвалидов выделяется недостаточно не только для Вологодской области. Но удивление вызывает не столько факт нехватки средств (обыденная ситуация для всех сфер в России), сколько позиция региональных отделений ФСС: в судах они говорят, что если закупят кому-то из нуждающихся кресло-коляску с необходимыми человеку функциями, то оно «встанет в копейку» и тогда не хватит денег на ТСР для других инвалидов.
«…в ИПР, выписанных другим инвалидам с нуждаемостью в креслах-колясках с электроприводом, не указывались настолько подробные технические характеристики; такие технические характеристики существенно влияют на стоимость TCP, стоимость кресел-колясок с электроприводом, закупаемых региональным отделением для других инвалидов, в настоящий момент составляет 21380 руб., а стоимость кресел-колясок с электроприводом с дополнительными характеристиками, указанными в ИПР ФИО2 от 28.10.2013г. № 1402, превышает 290000 руб. Приобретение столь дорогостоящего технического средства в условиях недостаточного финансирования ущемляет права других инвалидов на получение TCP».

(из выступления представителя ФСС в Ленинском районном суде города Иваново 16 мая 2014 года)
В Вологодском отделении ФСС тоже иногда не закупают нужные инвалидам технические средства из-за их дороговизны:

«

- МСЭ отказалась указать в моей ИПР размер противопролежневой подушки, а ФСС в декабре 2015 года предложил мне подушку несоответствующего размера (40 вместо 42 см, она мне мала, и пользоваться ей невозможно). После написания в феврале 2016 года повторного заявления с указанием размеров в мае мне выдали опять ту же неудобную подушку. Когда я спросил, почему, в ФСС мне ответили, что они не могли найти у поставщиков других подушек, но когда я им сам показал производителей, которые делают такие подушки, мне ответили, что не могут покупать такие дорогие подушки (они около 20 тыс.руб. стоят). А что мне делать с неподходящей? - спрашивает Василий Коренев из Череповца.

»
Получается, если для всех людей с ограниченными возможностями закупать одинаково дешевые кресла-коляски и приспособления к ним без учета того, что потребности у всех разные, то ущемления прав не будет?

Конечно, в других регионах РФ люди с ограниченными возможностями тоже иногда обращаются в суд, не получив подходящее им кресло-коляску. Но после того, как NewsVo изучил решения судов по искам инвалидов в других субъектах России, обнаружился еще один любопытный факт: там, в отличие от Вологодской области, врачи бюро МСЭ выступают в защиту инвалидов. В то время как региональные отделения ФСС, так же, как и в Вологодской области, иногда оспаривают необходимость закупки за счет средств федерального бюджета прописанных в ИПР кресел-колясок , специалисты МСЭ выступают в судах на стороне нуждающихся в этих колясках людей.

Более того, они не изменяют ИПР после запросов из ФСС, как это происходит в Вологодской области. Кроме того, в судах других регионов сотрудники МСЭ доказывают обоснованность включения в ИПР тех или иных характеристик кресел-колясок. В отличие от вологодских коллег они цитируют в судах законы в защиту прав инвалидов и обращают внимание судей на то, что «технические средства реабилитации должны максимально компенсировать утраченные функции больного». То есть кресло-коляска должно помогать человеку не только передвигаться, но и быть частью общества – настолько, насколько позволяет его здоровье.
В других регионах РФ, в отличие от Вологодской области,
врачи бюро МСЭ в судах выступают в защиту инвалидов.
Дмитрию, который судился с Ивановским отделением ФСС, необходимы были в том числе и такие характеристики кресел-колясок, как Юрию Иванову – в частности, электронная регулировка угла наклона спинки и сиденья, максимальная скорость не менее 7км/ч, регулировка высоты сиденья, преодолеваемый угол подъёма не менее 12 градусов, электроосвещение, амортизаторы, общая ширина коляски не более 58 см. Кроме них, ему вписали в ИПР конкретную ширину сиденья – 43 см, литые шины с защитой от проколов, вес коляски, устройство для преодоления бордюров и другие необходимые для жизни функции, а благодаря компетентности экспертов МСЭ и врачей, выступивших в защиту его прав, суд вынес решение обязать Фонд соцстраха закупить эти кресла-коляски.

Примеры таких судебных решений, где суд постановил обеспечить истца креслом-коляской с характеристиками, в которых отказывают людям с ограниченными возможностями в Вологодской области, мы нашли и в других регионах, например, Республике Башкортостан, Самарской области, Ставропольском крае.

Фактически, мы наблюдаем ту самую дискриминацию, которой, согласно законодательству, быть не должно. Федеральные и международные законы и документы о правах инвалидов в разных регионах России трактуются по-разному.

«
Есть методические рекомендации для МСЭ, ратифицирована Конвенция о правах инвалидов, есть хорошие методические рекомендации ВОЗ, но у нас в вологодских отделениях МСЭ и ФСС ими не пользуются. Почему тогда такой плачевный результат, почему инвалид после составления ИПР и получения кресла-коляски не получает реабилитацию и абилитацию в обществе, почему мобильность не возрастает, почему качество жизни инвалида остается на прежнем уровне? Плохо, что нет единого толкования российских законов о правах инвалидов – как хотят, так и трактуют.
Роман Ханов
У нас МСЭ не желает указывать индивидуальные параметры и характеристики технических средств реабилитации в ИПР. А Фонд соцстраха упрямо закупает ТСР с усредненными параметрами, взятыми из чьей-то головы, которые в действительности подходят далеко не каждому. Оба этих учреждения не обращают внимания на то, что мне или любому другому инвалиду необходим индивидуальный подход. Мы все разные ввиду разных последствий травм, заболеваний, особенностей строения организма, социально-бытовых условий, образа жизни, социальных потребностей.
Василий Коренев

»
На то, что все люди разные, даже если брать в расчет только вес и рост, не говоря уже о диагнозах и образе жизни, пытался обратить внимание специалистов МСЭ, судей и Юрий Иванов. Безуспешно.

Для вологжан с ограниченными возможностями остается загадкой, почему индивидуальная программа реабилитации не является индивидуальной и почему в техзаданиях к аукционам, которые составляются в ФСС, у кресел-колясок для людей с разной комплекцией, указывается, например, одинаковая ширина кресла-коляски.

«
Удивительно, но ФСС против всех технических характеристик, а при оформлении аукциона в техзадании указывают эти данные, беря их не понятно откуда. Деньги государством выделены, зарплаты сотрудники ФСС и МСЭ получили, ТСР закуплены. Правда пользоваться этими ТСР люди не могут, но ведь обеспечены - "галочка" стоит, формально закон выполнен.
Роман Ханов
При составлении задания на проведение аукциона, неизвестно чем руководствуясь, ФСС указывает различные дополнительные параметры ТСР, которые удобны ему, либо самые заниженные, благодаря чему закупаются неподходящие, в большинстве случаев, кресла-коляски. И вроде бы как всё по закону, а люди страдают.
Василий Коренев

»
Такие разные госзакупки
Очень показательны госзакупки кресел-колясок, которые проводят региональные отделения ФСС в других субъектах РФ. NewsVo нашел множество примеров, где в техзаданиях к аукционам указаны подробные характеристики кресел-колясок (значит, они были прописаны в ИПР). Среди них много таких, которые, как ошибочно считают специалисты ФСС и МСЭ в Вологодской области, нельзя включать в ИПР.

Например, такие закупки осуществлялись в Ленинградской, Нижегородской, Свердловской, Иркутской, Омской, Тульской, Курганской, Архангельской, Оренбургской, Ивановской, Нижегородской, Владимирской областях, Республиках Коми и Башкортостан, Ставропольском, Красноярском и Хабаровском крае. В техзаданиях к аукционам на закупку кресел-колясок в этих регионах есть задние колеса с пневматическими или цельнолитыми шинами, антиопрокидыватели, светоотражающие устройства, габаритные огни, ремни безопасности, амортизаторы, съемные, поворотные подножки, оснащенные держателем голеней, задние колеса с пневматическими шинами, электронные регулировки угла наклона спинки и подножки в коленном суставе (регулируются посредством джойстика), задние фары с индикаторами поворота и передние фары, электронная регулировка сиденья по высоте (лифт), скорость не менее 7, а то и 15 км/ч, угол подъема не менее 12, а то и 15 градусов и многие другие характеристики, которые необходимы людям в зависимости от их диагнозов и возможностей.

Напомним, что в Смоленской, Владимирской и Нижегородской областях закупались даже кресла-коляски с функцией преодоления лестничных маршей. А в Перми - с вертикализатором. Те самые, которые отказались прописать Светлане Мастерских в бюро МСЭ Вологодской области.

Более того, кресла-коляски с некоторыми из этих характеристик были закуплены региональным отделением Фонда соцстраха в… Вологде. Значит, кому-то их все же вписывают в ИПР? Так, в аукционе на закупку кресла-коляски от 22.10.2015 года стояло условие: «должна быть оснащена антиопрокидывателями, светоотражающим устройством». А в 2012 году ФСС в Вологде закупил для инвалида кресло-коляску с вертикализатором. В аукционе на поставку кресел-колясок с электроприводом для обеспечения инвалидов в 2016 году Вологодское отделение ФСС также указало у некоторых колясок наличие антиопрокидывателя, максимальной скорости не менее 7 км/ч, конкретную ширину сиденья и другие специфические характеристики. Хотя, как утверждала сотрудник ФСС, они не закупают того, чего нет в федеральном перечне.
Многие кресла-коляски не влезают в лифт здания, в котором находится Вологодское отделение ФСС. К людям с ограниченными возможностями специалисты спускаются на первый этаж.
Председатель правления Вологодской городской общественной организации инвалидов Максим Выдров считает, что причина отказов прописывать в ИПР нужные характеристики кресел-колясок кроется в нехватке выделяемых средств и в том, что эксперты МСЭ не учитывают в полной мере социальный статус инвалида, его индивидуальные физические особенности:

«

- Вот приходит инвалид в МСЭ, говорит, мне бы по квартире поездить. Ну, ему и выписывают одну коляску. Инвалид не знает, что ему положена еще одна, для улицы, а эксперты не спрашивают, нужна ли она, хотя должны. Вот в Иркутске уже два года вместе с комиссиями МСЭ сидят представители общественной организации. Сказали, на глазах качество проработки ИПР поменялось в лучшую сторону.

»
К слову, тот факт, что госзакупки кресел-колясок осуществляются неэффективно, подтверждает перечень поручений по вопросу обеспечения инвалидов техническими средствами реабилитации, который был утвержден Владимиром Путиным 7 июля 2016 года. В нем, в частности, содержится поручение установить причины этой неэффективности, а Счетная палата РФ должна до 1 января 2017 года провести аудит эффективности расходования Фондом социального страхования РФ бюджетных ассигнований федерального бюджета на закупку кресел-колясок для инвалидов в 2014–2015 годах.
Тем временем Минфин предлагает снизить втрое по сравнению с 2016 годом затраты на технические средства реабилитации (ТСР) для инвалидов в проекте бюджета на 2017 год - с 4,5 млрд рублей до 1,433 млрд рублей. Совфед выступает против.

Как ранее сообщала депутат Госдумы Ольга Баталина, начиная с 2013 года финансирование обеспечения инвалидов ТСР осуществляется не в полном объеме.
Эксперты с ограниченными возможностями
В Главном Бюро МСЭ по Вологодской области законы и нормативные документы, касающиеся защиты прав инвалидов, трактуют по-своему.
- Сегодня мы прописываем только то, что есть в Приказе 998н. Когда будут другого качества нормативные документы, тогда и мы будем по-другому работать, - заявила в телефонном разговоре руководитель ФКУ "ГБ МСЭ по Вологодской области" Татьяна Образцова.

А вертикализатор в ИПР тоже нельзя прописывать?

Т. О.: Мы его ни разу не прописывали. Он тоже идет как дополнительная функция. В том числе и московские специалисты нам ответили, что это дополнительная функция.

Получается, экспертам МСЭ невозможно выполнить методические рекомендации в той части, где речь идет об индивидуальном подходе при подборе кресла-коляски, поскольку чтобы осуществить такой подход, нужно рекомендовать то, чего нет в этом приказе?

Т. О.: Но это же не значит, что мы должны учесть абсолютно все пожелания гражданина. Нам самим не определить все технические характеристики. Мы врачи, и наша главная задача – закрыть нуждаемость в реабилитации. Вот определили мы, что гражданин ограничен в самостоятельном передвижении, значит, мы на это ограничение определяем технический вид реабилитации – необходимость в кресле-коляске.

Между тем, специалисты МСЭ должны уметь определять необходимость тех или иных технических характеристик кресла-коляски, поскольку без них невозможна адекватная реабилитация инвалида.

«Врач по медико-социальной экспертизе (и специалист по реабилитации) должен знать: Конституцию РФ, Конвенцию ООН о правах инвалидов, методические рекомендации по оценке ограничений жизнедеятельности, реабилитационных возможностей освидетельствуемого, составлению индивидуальной программы реабилитации».
(ГОСТ Р 55635-2013 «Требования к персоналу учреждений медико-социальной экспертизы»)

Когда речь зашла о том, почему специалисты Вологодского бюро МСЭ не прописывают в ИПР то, что рекомендуют пациентам врачи, Татьяна Образцова обвинила медиков в некомпетентности, сказав, что они пишут то, что их попросят, а сами в этом не разбираются:
А если у человека есть заключение врача-невролога о том, что ему требуется вертикализатор?

Т. О.: Вот мы сейчас знаем, о чем мы беседуем, мы знаем, о каком заключении идет речь. Я в принципе по вопросам четко понимаю, чьи это вопросы. Вот, знаете, даже уже как-то неэтично.

Речь идет о девушке из Череповца.

Т. О.: Речь идет не о девушке из Череповца, мне кажется, вы выполняете чей-то другой заказ (ред. – из этого можно сделать вывод, что проблемы с получением кресла-коляски с вертикализатором есть не только у Светланы Мастерских).

Подскажите, а как быть в случае этой девушки, когда заключение врача есть, а вписать вертикализатор в ИПР, по вашим словам, нельзя, потому что его нет в Приказе 998н.

Т. О.: Вот врачи-неврологи еще меньше нашего понимают. Если мы в этой теме еще хоть немножечко пытаемся «вариться», учиться и определять, то врач-невролог тем более пишет только по настойчивой просьбе. И я знаю, что большинство тех, кто идет к врачу с целью, чтобы это было записано в форме 088 (ред. – имеется в виду медицинское заключение для МСЭ), эту цель они и получают.

Но мне кажется, врач бы не выписал то, что пациенту не требуется.

Т. О.: Врач не выписал бы, если бы понимал, что делает. Врач бы не выписал в форме 088 то, что требует больной. Еще неизвестно, каким путем эти требования там осуществляются. Вот иногда и нам угрожают прокуратурой и прочими вещами. Может быть, какой-то врач идет на поводу. Но на самом деле врач не должен вписывать эти технические характеристики, он про них тем более не знает, не понимает, это не врачебная деятельность вписывать техническую характеристику кресла-коляски. Когда врач вдается в такие подробности и рекомендует технические характеристики, тут сразу по почерку видим, кто, где, когда и какие требования выставляет врачу. У нас наперечет эти дела.
Подтверждения словам Татьяны Образцовой NewsVo не нашел – нет документов, запрещающих врачам-специалистам рекомендовать пациентам те или иные функции кресел-колясок в зависимости от их диагноза. Конкретные характеристики ТСР рекомендуют инвалидам врачи и в других регионах, а в судах они даже обосновывают, почему человеку требуется та или иная функция у кресла-коляски.

Более того, NewsVo нашел Приказ Минтруда России N 528н "Об утверждении Порядка разработки и реализации индивидуальной программы реабилитации или абилитации инвалида…", указывающий, что врачи, направляя пациента на МСЭ, как раз имеют право давать рекомендации по медицинской реабилитации.

«Сегодня можно сделать любой дверной проем»
«Вид технического средства реабилитации подбирается инвалиду ИНДИВИДУАЛЬНО, исходя из нарушений функций организма, НЕ НИЖЕ установленных настоящим приказом, в целях компенсации или устранения имеющихся у него стойких ограничений жизнедеятельности» - из Приказа 998н Минтруда России.

В вологодских бюро МСЭ подбирать кресла-коляски индивидуально не хотят.
То есть, если подытожить, вы не прописываете то, чего нет в Приказе 998н?

Т. О.: Понимаете, вот есть абсолютно индивидуальные люди, которые хотят много того, чего мы себе ну вот не просто не можем позволить писать в ИПР. Во-первых, потому что нет методических рекомендаций, а, во-вторых, мы не понимаем того, что они [понимают] в этих технических характеристиках – посмотрели, может, в интернете, прочитали, разбираются, может, больше, чем мы. Но мы врачи, мы не пишем этого и не должны. Нам самое главное определиться с видом реабилитации.

Но вопрос-то в том, можно или нет писать в ИПР то, чего нет в Приказе 998н.

Т. О.: Если нет, то, конечно, нельзя.

И в то же время, исходя из ваших слов, в ИПР иногда пишут то, чего нет в Приказе, если есть указания от вышестоящего бюро.

Т. О.: Ну, видимо, они обосновали это больше, чем мы понимаем в этом. У нас нет в штате технического специалиста, который бы это понимал, в этом бы разбирался. Это не должно быть совершенно индивидуально, это должно быть доступно для каждого (ред. – речь о креслах-колясках). Мы должны четко понимать, какому гражданину положена механическая регулировка, а какому – электронная, это должно быть в каком-то нормативном документе. Документ такой сейчас разрабатывается, и будут эти показания внесены.

"Для инвалидов, живущих в стесненных условиях (узкие двери, коридоры и т.п.) нужны маневренные кресла-коляски – кресла-коляски активного типа или кресла-коляски, имеющие меньшую ширину и длину, а также имеющие возможность суживания"

(из «Методических рекомендаций по установлению медицинских показаний и противопоказаний при назначении специалистами медико-социальной экспертизы технических средств реабилитации инвалида и методика их рационального подбора»)

Игнорируя законодательство (Приказ Минтруда и соцзащиты РФ № 528н) и методические рекомендации для специалистов МСЭ, в вологодских бюро МСЭ считают, что социально-средовую инфраструктуру нужно приспосабливать под кресло-коляску, а не наоборот.
А социальные условия проживания учитываются при разработке ИПР?

Т. О.:
Какие?

Например, доступность инфраструктуры или ширина дверей.

Т. О.: Ширина проемов дверей регулируется, сегодня можно сделать любой дверной проем.

А лифты?

Т. О.:
Я знаю огромное количество медицинских учреждений, в которых в лифты пройдет не всякая коляска, но это же не значит, что мы должны выписывать кресло-коляску под медицинское учреждение.
Люди с ограниченными возможностями, которым выдали кресла-коляски без учета социальной инфраструктуры и которые и так уже переделали в своих квартирах все, что можно, в ответ на это спрашивают, что же им делать, когда речь идет о лифтах и дверях в многоквартирных домах и общественных учреждениях?

«

- Не любой проем можно переделать. Например, в моей квартире в силу архитектурных особенностей дома ширину дверей в санузел можно переделать не под любую коляску. При этом, учитывая, что коляска еще должна развернуться в санузел из коридора, с трудом в дверной проем входит даже коляска шириной 58 см, да и то только со снятыми подножками. То есть в коляске шире мне вход в санузел «заказан»? – удивляется Светлана Мастерских. - А если инвалид живет в доме, где лифт узкий? Это конкретные условия проживания, ему от них никуда не деться.

»
В доме, где живет этот череповецкий пенсионер, кресла-коляски в лифт не влезают.

Фото Артема Горшкова.
А что тогда имеется в виду, когда в методических рекомендациях говорится, что нужно учитывать социальные условия при подборе кресла-коляски?

Т.О.: Учитывается возраст гражданина, его активность, например, человек пожилого возраста с теми же медицинскими нарушениями, что и молодой человек, занимает менее активную позицию – это либо пребывание в пределах комнаты либо с комнаты до кухни, и тут учитывается, какой вид кресла-коляски. Такому гражданину в глубоком возрасте мы навряд ли выпишем кресло-коляску с электроприводом. А если человек передвигается в кресле-коляске по улице, пытается работать, то здесь, конечно, будет выписана коляска прогулочная, и с электроприводом, или активная, если имеются на то показания, - сказала Татьяна Образцова.
А теперь откроем Методические рекомендации МСЭ и нормативные акты, где черным по белому написано:
«…При выборе конкретного вида кресла-коляски для инвалидов с нарушениями функций передвижения необходимо учитывать не только медицинские, но и социальные показания: ….. условия проживания инвалида (город или сельская местность; этаж, наличие лифта; жилая площадь, ее характеристика и степень адаптации к нуждам инвалида); состав семьи и возможности лиц, ухаживающих за инвалидом <…> доступность окружающей среды проживания для использования инвалидом кресла-коляски (ступени, лестницы, лифт, входные двери и др.)»

(из методических рекомендаций для специалистов МСЭ)
«Разработка ИПРА инвалида (ИПРА ребенка-инвалида) состоит из следующих этапов:

….. определение реабилитационного прогноза и мероприятий, технических средств и услуг, позволяющих инвалиду (ребенку-инвалиду) восстановить (сформировать) или компенсировать утраченные способности к выполнению бытовой, общественной, профессиональной деятельности в соответствии со структурой его потребностей, круга интересов, уровня притязаний, социального статуса и реальных возможностей социально-средовой инфраструктуры»

(из Приказа Минтруда и соцзащиты РФ № 528н «Об утверждении Порядка разработки и реализации индивидуальной программы реабилитации или абилитации инвалида…»)
Точки над i
Расставить точки над i нам помогли в Межрегиональном Центре независимой медико-социальной экспертизы из Новосибирска. На вопросы NewsVo ответила директор центра, доктор медицинских наук, врач-невролог высшей квалификационной категории, действительный член Академии медико-технических наук, независимый эксперт по вопросам медико-социальной экспертизы Светлана Данилова.

Светлана Данилова
Приказ Минтруда России N 998н содержит перечень кресел-колясок, но в нем указаны только их виды, без дополнительных характеристик. Например, там прописана кресло-коляска с регулируемым углом наклона спинки, но не уточняется, что спинка может регулироваться механическим или электронным способом. Между тем, если у инвалида не двигаются кисти рук, он не сможет регулировать угол наклона спинки механически. Могут ли эксперты МСЭ прописывать дополнительные характеристики кресла-коляски в ИПРА за счет федерального бюджета, если они необходимы инвалиду по состоянию его здоровья?

С. Д.: В данном случае, если законом не прописан способ регулировки, специалисты МСЭ могут указать в ИПРА этот способ. Это общепринятая норма, когда в нормативном документе отсутствует необходимое мероприятие, форма, вид предмета и т.д., то выносится решение в пользу гражданина.

Должны ли эксперты МСЭ при подборе кресла-коляски учитывать реально существующие условия доступности в городе, условия проживания инвалида и т.д., например, ширину дверей и лифта в доме при подборе кресла-коляски, чтобы инвалид мог передвигаться?

С. Д.: Конечно же, должны, в соответствии с Приказом Минтруда России N 998н, вид технического средства реабилитации подбирается инвалиду индивидуально, исходя из нарушений функций организма, НЕ НИЖЕ установленных настоящим приказом, с учетом условий использования технического средства реабилитации в целях компенсации или устранения имеющихся у него стойких ограничений жизнедеятельности.

У нас специалисты МСЭ, отказываясь вносить в ИПР дополнительные технические характеристики инвалидных кресел-колясок за счет федерального бюджета (которые нужны инвалиду по медицинским показаниям), мотивируют это также тем, что у всех инвалидов-колясочников третья степень ограничения жизнедеятельности, т.е. они нуждаются в постоянной посторонней помощи, поэтому в максимальной самостоятельности якобы нет необходимости. Не противоречат ли это международному законодательству и законам РФ, где есть слова о том, что ТСР должно максимально компенсировать утраченные функции?

С. Д.: При наличии одновременно медицинских показаний и относительных медицинских противопоказаний (согласно Приказу 998н) для обеспечения инвалида креслом-коляской с электроприводом указываются альтернативные виды управления: головой, подбородком, пальцем руки, культей руки, ногой, иные альтернативные виды управления коляской с электроприводом. То есть, если человек может управлять только головой, это инвалид 1 группы, у которого значительно выраженные нарушения функций организма и который нуждается в постоянном постороннем уходе, но если он может управлять головой (пальцем и т.д.), специалисты МСЭ обязаны ему вписать данное техническое средство в ИПРА. А в судах специалисты МСЭ очень часто вводят судью в заблуждение.

Светлана Григорьевна подтвердила то, на что обращал внимание Роман Ханов: нормативная база для обеспечения людей с ограниченными возможностями техническими средствами реабилитации есть. Только вот эксперты МСЭ в Вологодской области ей не пользуются (а специалисты ФСС с ними соглашаются) – по незнанию или намеренно? –и часто цитируют в судах законы лишь частично, упуская важные моменты, например, то примечание из Приказа Минтруда России 998н, про которое упомянула Светлана Данилова.
Люди на инвалидных колясках на улицах Вологды и Череповца почти не встречаются. И, как показало наше расследование, это не потому, что они не хотят гулять – просто такой возможности у многих из них нет. А пока они ломают у себя дома стены, чтобы проехать на кресле-коляске хотя бы в двери в своей квартире, МСЭ, ФСС и суды строят другую стену, которая закрывает им путь в общество.
Фото автора.
Фото Татьяны Образцовой с сайта заксобрания Вологодской области.
При поддержке проекта SCOOP Russia — Датско-шведской ассоциации журналистов-расследователей.
Made on
Tilda